lanfranc1066
Gratia Dei, per Iesum Christum Dominum nostrum.
Можно ли придумать более лучшего вдохновения для написания поста в блог, чем взгляд на исторический календарь?

Сейчас уже тринадцатое число, но когда я начал писать этот пост, было ещё двенадцатое :) Оно оказалось весьма богато на события, так что я выбрал для вас, мои читатели, лишь кое-что интересное.

12 декабря (23 декабря по юлианскому календарю) 1777 года родился будущий император всероссийский Александр I, сын императора Павла I и внук императрицы Екатерины II. Каюсь, для меня Александр I - это не то что персонаж уже очень дальнего прошлого, но, по сути, человек-совокупность ключевых слов. Такое вот постмодернистское, что ли, представление, "клиповое сознание", как любили говорить в годы моего детства.

"Александр Благословенный", "Сперанский", "Негласный комитет", "Тильзит", "Наполеон", "Кутузов", "Венский конгресс", "Польша", "Священный союз", "Простим ему неправое гоненье, он взял Париж, он основал Лицей" и всё такое прочее. Меня хорошо поймут те, кому приходилось сдавать российский ЕГЭ по истории - уверен, у них уже засвербило в голове :D

Рассказать я сегодня, впрочем, хотел бы вам не об Александре Благословенном, о нём вы, уверен, и так много помните, да и почитали многое волей-неволей (например, статью на Правмире, которую, без лишних размышлений так и назвали - "Благословенный"). Расскажу я вам сегодня о двух девушках, двух принцессах (в русской терминологии - "великих княжнах"), сестрах Александра - Анне и Александре.

Жизнь Анны и Александры - это, на мой взгляд, одна большая насмешка над всеми, кто исповедует веру в "принца на белом коне" и в прекраснодушных и мудрых родителей, готовых с радостью найти для своей любимой дочери прекрасного мужа. Это удивительно прозвучит, но такие "верующуе" люди до сих пор есть - года два назад я слышал от своей ровесницы-соученицы такую речь, мол, нет ничего плохого в том, чтобы родители подобрали мне супруга, ведь они знают меня вдоль и поперёк, желают мне только добра. С чего бы мне им не довериться? А принц возьмет меня за руку, да так и проведёт меня через всю жизнь. Так-то оно так, да не так...

Двенадцать лет разницы в возрасте разделяли Анну и Александру - младшая Анна родилась в 1783 году, старшая Александра появилась на свет в 1795 году - однако это, на мой дилетантский взгляд, пожалуй, единственное, что было у сестёр разного. Они воспитывались в примерно одинаковых условиях, под руководством одних и тех же воспитательниц, учились одним и тем же природным премудростям.

Разделили они обе и пренебрежение со стороны своей "царственной бабки", Екатерины II, матери Павла I. Не только в государственных делал стремилась Екатерина стать великой - своих детей и внуков, всю свою семью она считала инструментом великодержавной политики. Екатерине в качестве продолжателей романовского рода нужны были мальчики, а их у Павла за всю его жизнь родилось лишь четверо, тогда как дочерей у него было целых шесть.

Недовольство императрицы находило выход в весьма нелестных выражениях. "Ни рыба, ни мясо", "существо очень некрасивое, особенно в сравнении с братьями", "по правде сказать, я несравненно больше люблю мальчиков, нежели девочек" - вот, что говорилось в связи с рождением Александры. "Много девок, всех замуж не выдадешь" - такими словами Екатерина II встретила известие о рождении Анны.

Нужно сказать, что впоследствии Екатерина сильно потеплела к своим внучкам, однако исправление личного отношения нисколько не повлияло желание использовать девочек в дипломатических играх. "Как с политической, так и с семейной точки зрения я всегда смотрела и теперь смотрю на этот союз как на самый желательный во всех отношениях", - отзывалась Екатерина о перспективе (впрочем, не воплотившейся в жизнь) по выдаче Александры замуж за шведского короля Густава IV. По "доброму" обычаю того времени переговоры о браке велись за спиной у будущих супругов, да ещё и в пору, когда и тот, и другой были далеки от совершеннолетия.

В наши времена о трафикинге, торговле людьми, говорится очень много и неизменно с заслуженным осуждением, однако конец этому явлению в ближайшее время явно не придёт. Брачные союзы, в основе которых лежат расчёты великих мира сего, наконец-то ушли из практики межгосударственных отношений, но всё ещё сохраняются в жизни богатейших семей промышленников и землевладельцев. Что уж говорить о временах, когда понятия "раб" и "крепостной" были не тёмными пятнами истории, а предметами каждодневной юридической практики!

Единственное в Европе государство, открыто провозгласившее примат прав человека, революционная Франция, провозглашенная когда Анне было девять лет, а Анне только исполнилось три года, находилась в состоянии войны со всей Европой. В том числе из-за этого (но далеко, далеко не только поэтому) Франция провозглашённые ей идеалы топтала сапогами собственных же солдат и топила в пролитой на гильотинах крови.

Мы ведем речь о двух принцессах, значит, нужно говорить не только о правах человека в целом, но и о правах женщин в частности - впрочем, и они в 1793 году были обезглавлены вместе с Олимпией де Гуж, создательницей "Декларации прав женщины и гражданки", и вплоть, пожалуй, до второй половины XIX века, до эпохи Жорж Санд, серьёзных прорывов на этом пути у Франции не было.

Историческая ситуация, а именно противостояние Франции, прямо отразилась на Анне и Александре. Каждая из сестёр на своей веку пережила два заочных сватовства - Александру сватали к шведскому королю, но в итоге она стала женой австрийского эрцгерцога (наследника) и венгерского палатина (наместника) Иосифа. На руку Анны претендовал ни много ни мало Наполеон Бонапарт, но получил её в итоге голландский наследный принц, впоследствии известный как король Виллем II. Оба этих брака были направлены, по сути, против Франции - старшую Александру сделали звеном в цепи, скрепляющим антифранцузскую коалицию, а женитьба младшей Анны утвердила уже созданный по итогам наполеоновских войн баланс сил.

До сих пор в этом рассказе сёстры шли рука об руку, но теперь, когда каждая из вышла замуж (Александра - в 1799 году, Анна - в 1816 году), пришло время разлучить их и посмотреть на жизнь каждой из них по отдельности. Энциклопедии отводят этому периоду их жизни весьма немного место, я тоже не буду говорить очень уж много.

Брак Анны сложился очень неплохо - пожалуй, любители и любительницы женитьб по-королевски могут взять совместную себе жизнь Виллема и Анны в качестве идеала. Анну горячо любил муж, уважали его семья и просто боготворил голландский народ. По прибытию в Нидерланды, Анна начала усерднейшим образом изучать местную культуру, а впоследствии прославилась как благотворительница и (совместно с мужем) покровительница искусств. На счёту Анны имеются основание госпиталя, дома инвалидов, приюта для девочек-белошвеек и нескольких десятков детских домов. Что же касается искусств, то в том числе Анне петербургский Эрмитаж обязан своей коллекцией голландских живописцев - Виллем собирал картины настолько усердно, что полностью опустошил бюджет королевской семьи (но, к счастью, не государственный) и потому после его смерти Анна была вынуждена попросить своего брата, на тот момент уже императора Николая I, выкупить их и вывести в Россию.

Дожила Анна до семидесяти лет (для середины XIX века и относительно среднего срока жизни крестьянина это очень хороший возраст) и по кончине была похоронена в усыпальнице династии Оранских-Нассау в городе Делфт (том самом, где родился изобретатель микроскопа Левенгук). Династия, которой Анна за свою жизнь дала пятерых представителей - четырех сыновей и одну дочку - правит Голландией и по сей день. Нынешний король Нидерландов Виллем-Александр является прапрапраправнуком Анны. Кроме того, Анне удалось оставить свой след не только в истории, но и в географии - пятнадцатитысячный город примерно в пятидесяти километрах от Амстердама в её честь называется Анна-Полона.

Что же касается Александры, то её жизнь сложилась вовсе не так радужно. Подобно младшей сестре, она была взаимно любима своим мужем, но при этом откровенно презираема своей новой семьёй - вместе сложились и обрушились на Александру и склочный характер тёщи, и ухудшение австрийско-российских отношений, и неприятие австрийским католическим дворянством склонности новой палатины к православной вере и венгерской национальной культуре. Эрцгерцог Иосиф же, в силу как слабости своего характера, так и объективной подчинённости наследника трона австрийским государственным интересам (всё тот же дамоклов меч!) не мог защитить свою молодую жену. По приказу из Вены Иосифа могли без спроса отозвать в войска или вернуть домой, велеть уехать в Венгрию либо немедленно сняться с место и вернуться в Австрию.

Под сильным моральным давлением, совмещённым с не отменяемыми никем обязанностями по рождению наследников, Александра тяжело заболела и умерла родами в возрасте семнадцати лет. Хотя о тяготах жизни Александры петербургский императорский двор был хорошо осведомлён, всё же он не счёл для себя возможным ни облегчить её участь при жизни, ни, по крайней мере, отомстить за неё после смерти. Не считать же, в конце концов, такой местью отправку императором Николаем I, братом Александры, войск для подавления восстания венгров в 1848 году, испытывавших к эрцгерцогине как раз-таки очень тёплые чувства...

Для чего я написал вам этот текст? Конечно, во-первых, для вашего развлечения и, простите за этот образовательный канцелярит, "общего развития". Однако во-вторых - и в главных - я бы адресовал его всем тем, кто желает восстановления старых монархических порядков в целом и в семейных отношениях в частности.

Я прошу всех вас помнить о том, что человек лишь тогда может быть доволен своей судьбой, когда он может на неё деятельно повлиять. Лишь тогда люди учитывают интересы друг друга, когда их интересы взаимосвязаны и взаимозависимы. Когда счастье одного человека влечёт за собой счастье другого, когда беда у одного означает появление проблем у следующего. И, что ещё важнее, когда люди всё это осознают.

Анна и Александра - люди очень высокого рода и для своего времени не самые бедные и не самые необразованные. Однако же само устройство тогдашнего общества сделало их пешками в чужих и очень, очень могущественных руках. Эти самые руки двигали фигуры по доске, называемой Европой, за власть над которой можно легко поступиться чьим угодно благополучием и чьей угодно жизнью.

Крестьянин, денно и нощно не разгибающий спины, горожанин, постоянно теряющий всё нажитое во время бесконечных войн. Купец, вынужденный обжуливать своих покупателей ради того, чтобы уплатить непосильные налоги, принцесса, всё детство обучающаяся танцам и языкам лишь ради того, чтобы остаток жизни работать инкубатором, витриной и боксёрской грушей - все они для этого сонма королей и императоров являются не более, чем расходным материалом.

Конечно, во многом всё это иллюстрируется опытом жизни Александры, однако если мы посмотрим повнимательнее, то поймем, что всё это верно и в отношении Анны. Разница лишь в том, что Анне повезло оказаться в более выгодных, более тепличных, чем у Александры, условиях. Подчеркну, именно повезло - до брака великие княжны находились в полной власти своей старшей родни, а после были отданы на милость своих супругов и их семейств.

А ведь когда дело касается жизни, свободы, счастья и достатка, нельзя полагаться на случай. Нельзя играть с собой в изощрённый вариант "русской рулетки" под названием "жизнь прекрасной принцессы".

Думайте своей головой, друзья мои, и надейтесь на лучшее.

@музыка: Валерий Меладзе - Девушка из высшего общества